В День предпринимателя Владимир Путин встретился с представителями «Деловой России». Общение получилось насыщенным — в разговоре участвовали министры, глава ЦБ РФ, предприниматели и чиновники из разных регионов.

По словам Путина, сегодня особенно важно продолжать развивать частный бизнес, увеличивать его вес в отечественной экономике. Государство, заверил президент, на всех уровнях будет оказывать поддержку.

– В начале 90-х наш рынок был, по сути, отдан иностранным компаниям. И конечно, мы объективно не могли с ними конкурировать. Пришло время возвращать позиции.

Но при всей значимости внутреннего рынка нельзя замыкаться только на нём – это путь к самоизоляции и потере конкурентоспособности, – напомнил Путин.

ИНВ: идеи, расчёты, прогнозы

Один из важнейших инструментов развития – инвестиционный налоговый вычет (ИНВ). Особенно в контексте обеспечения технологического суверенитета, возвращения к устойчивому росту валового внутреннего продукта.

Это требует колоссальных инвестиций. Председатель «Деловой России» Алексей Репик считает, что их основной источник нужно искать не за рубежом, а в России.

– Если для новых крупных проектов уже работает механизм СЗПК, то компании с действующими производствами крайне важно подтолкнуть к реинвестиции максимума своей прибыли: в модернизацию, в расширение производственных мощностей, в обновление линеек продукции, — подчеркнул он.

Ресурсы в экономике есть: остатки на счетах юридических лиц превышают 70 триллионов рублей. При этом компании всё равно нуждаются в дополнительном акционерном или заёмном капитале. Плюс кому-то не хватает уверенности, стимулов для направления прибыли в инвестиции.

– Необходимо вернуться к вопросу о донастройке механизма инвестиционного налогового вычета, каждый рубль которого будет обеспечивать как минимум три-четыре дополнительных рубля инвестиций. Расходы на этот вычет вернутся сторицей, как только эти проекты выйдут на окупаемость. Чтобы он заработал, надо принципиально изменить саму модель применения,- заверил Алексей Репик.

Во-первых, привязать механизм не к отдельным отраслям или субъектам, а к проектам, направленным на обеспечение технологического суверенитета. Чтобы прибыль компаний направлялась в приоритетные для страны сферы.

Во-вторых, зафиксировать параметры предоставления вычета. И дать регионам возможность свободно пользоваться этим инструментом. Сейчас механизм реализован в виде дотаций субъектам, которые применяют вычет. Это чуть менее пяти миллиардов рублей в год на ближайшие три года. Но результативность модели крайне низкая.

Регионам нужны не дотации, а покрытие кассового разрыва до выхода предприятия на окупаемость, до появления нового потока налоговых поступлений. Поэтому считаем целесообразным переформатирование налогового вычета и необходимость увязать его с предоставлением субъектам РФ бюджетных кредитов.

– Что касается размера адаптации и кассовых разрывов — конечно, то, о чём вы сказали, делается за счёт региональных налогов, но там, по-моему, 44-ФЗ позволяет возмещать определённые деньги. Может быть, этого недостаточно, но именно этих кассовых разрывов нужно избегать, – отреагировал Путин.

И поинтересовался:

– Антон Германович, какие здесь возможны перспективы?

– Инвестиционный вычет предоставляют субъекты РФ, 75 процентов от этого вычета компенсируется Федерацией. Деньги такие предусматриваются, но выбираются слабо. Как рассуждают регионы: нужно сейчас предоставить налоговый вычет, предприятие будет инвестировать, а потом от этого инвестиционного проекта налоги в региональный бюджет будут поступать в меньшем объёме.

Субъекты в последнее время начали закредитовываться. Стал расти региональный долг. Он пока некритичный, но у целого ряда субъектов подбирается к 100 процентам от собственных доходов.

Мы готовы поддерживать живыми деньгами, компенсировать две трети от потерь субъекта по налогу на прибыль. Я боюсь, что мы, предоставляя инфраструктурные кредиты в триллионных объёмах, дойдём до того, что у регионов предельный объём долга будет уже пограничный. И они не смогут заимствовать на свои обычные, бюджетные траты, — рассказал министр финансов Антон Силуанов.

Тема ИНВ очевидно заинтересовала министра экономического развития РФ Максима Решетникова:

– Во-первых, мы выделяем на эти цели четыре миллиарда 600 миллионов рублей всем регионам в виде дотаций – уже по факту предоставления этого вычета. Иными словами, регионы не понимают, мы в следующем году дадим им эти деньги или не дадим.

При этом потребность в инвестициях составляет принципиально иную величину. Мы сейчас приняли таксономию проектов технологического суверенитета и провели анализ, какой объём инвестиций идёт в отраслях, где эти проекты присутствуют: где-то 550 миллиардов рублей. Потом посчитали, сколько надо, чтобы выйти на те параметры технологической независимости, которые мы поставили как цель по экономическому росту – 2,5 триллиона рублей инвестиций в год. То есть у нас разница – до двух триллионов нужно в год нарастить инвестиций в эти сектора. Имея на одной руке четыре миллиарда, а на другой — потребность в два триллиона, никакая финансовая схема их не совместит.

Поэтому мы изменили механизм инвестиционного налогового вычета. Если раньше один рубль вычета из налогов был равен одному рублю инвестиций, и мы за счёт бюджета финансировали инвестиции, то сейчас мы поставили рычаг минимум один к четырём: то есть на один бюджетный рубль четыре рубля инвестиций. Но даже при этом рычаге очевидно, что на пять миллиардов мы 20 миллиардов поддержим, а нам нужно хотя бы поддержать 400–500 миллиардов рублей в год дополнительных инвестиций. Цифры, о которых может идти речь, должны измеряться где-то 100 миллиардами рублей в год дополнительных бюджетных кредитов.

Это не так много. Мы 250 миллиардов в год выделяем на инфраструктуру. Жилищное строительство, дороги – это правильно, это даёт очень хороший экономический рост. Но здесь у нас технологии и промышленность, мультипликаторы существенно выше.

Поэтому с нашей точки зрения модернизированный механизм инвестиционного налогового вычета – самый эффективный. За счёт этого мы можем сложить полностью законченную инфраструктуру поддержки инвестиций. У нас есть для крупных проектов один механизм – СЗПК и СПИКи. Это для крупных мегапроектов, которые меняют будущее экономики. В ближайшее время будет рассмотрен вопрос о снижении нормативов, которые позволят банкам активнее кредитовать их.

Мы прорабатываем тему массовых поручительств по таким проектам, чтобы с бизнесом разделить риски и часть риска взять, например, на поручительство Внешэкономбанка.

Ещё один механизм, который необходим, – массовый инвестиционный налоговый вычет, который заинтересует компании и позволит им самим своим капиталом инвестировать те деньги, которые у них есть.

О работе с новыми центрами мировой экономики

Конечно, не обошли вниманием тему работы на внешнем рынке – всё-таки 7 миллиардов потенциальных потребителей. О том, как работать в новых условиях, рассказал руководитель металлургического холдинга «Новосталь-М» Иван Демченко:

– Мы должны расширять своё планирование и видение экспорта с учётом новых задач. Очень просим все текущие меры поддержки экспортёров продлить и проработать новые инструменты.

Раньше существенный объём экспорта шёл через западных трейдеров, которые делали предоплату. Сегодня мы ведём поставки напрямую, и это хорошо, меньше зависимости. Но приходится работать в отсрочке в 180 дней, а в некоторых случаях, из-за конкуренции с китайскими партнёрами, и 240. Это существенное отвлечение капитала.

Есть вопросы по продвижению продукции в некоторых регионах, сложности в страховании товарных потоков и грузов. Нужно расширить объёмы страхового покрытия, создать инструменты факторинга оборотных целевых кредитов и целевых инвестиционных кредитов для экспортёров.

Отсутствие дружественной инфраструктуры за рубежом существенно влияет на нашу работу. В любом регионе мира одна и та же картина: китайские порты, турецкие порты, арабские порты, порты наших бывших партнёров. Судно приходит, а сталь не можем выгрузить, потому что отсутствует инфраструктура, хозяева которой готовы работать с товарами российского происхождения. Мы вплотную подошли к созданию собственной инфраструктуры: портовой, складской.

С самого начала все западные грузоперевозчики, а их было на рынке большинство, стали просто блокировать транспортировку российских грузов. И мы почти сразу начали и продолжаем покупать свои собственные корабли, но их по-прежнему не хватает.

Металлурга Демченко поддержали аграрии – в частности, старший вице-президент группы агропредприятий «Ресурс» Дмитрий Антонов.

– Мы осуществляем поставки в более чем 40 стран, в том числе Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии и Африки.

Одним из ключевых препятствий для расширения нашего экспортного присутствия на международных рынках являются вопросы логистики. Необходимо сократить зависимость от зарубежных морских перевозчиков, расширить собственный флот крупнейших российских экспортёров. Для этого надо ускорить принятие постановления о субсидировании приобретения судов в форме льготного кредитования. Проект уже разработан Минтрансом России.

Это решение позволит значительно увеличить перевозочные мощности, даст толчок развитию морских перевозок контейнерными судами, балкерными судами, танкерами и паромными судами типа РО-РО.

Отдельно хотелось бы отметить важность ускоренного наращивания перевозок грузов по международному транспортному коридору «Север–Юг», увеличить количество судов для мультимодальных перевозок по Каспийскому морю.

– По поводу инструментов поддержки экспорта – насколько я понимаю, правительство уже приняло решение о продлении таких инструментов в 2024 году, думаю, что и в 2025-м это вполне можно сделать. А судостроение – мы, по-моему, за последние два-три года где-то 46 таких судов произвели, достаточно востребованных. До 2027 года должны сделать 250, более половины из них – крупнотоннажные, – ответил Путин.

Новые старые инструменты

Президент “Деловой России” Павел Титов рассказал о новом инструменте — облигациях с привязкой доходности к выручке эмитента, в том числе бессрочных.

– Для держателя такой бумаги будет привлекательная возможность совместить прогнозируемую доходность с перспективой роста стоимости и прибыльности бумаги за счёт увеличения выручки компании.Для эмитента это даст максимальную гибкость в структуре финансирования без риска размыва контроля или излишнего давления на баланс. В случае бессрочных облигаций они вообще не будут влиять на коэффициенты долговой нагрузки, оставляя возможность для банковского кредитования.

Чтобы бумага стала востребованной, она должна быть доступной для широкого круга эмитентов, свободно обращаться на бирже, а право покупать её должно быть как у институциональных инвесторов, так и у граждан, – пояснил он.

– Здесь важен вопрос гарантий для тех, кто приобретает, особенно если будут использоваться пенсионные накопления. У нас для людей, которые держат в банках свои сбережения, гарантия, по-моему, один миллион 400 тысяч рублей, для тех, кто вкладывает пенсионные деньги, в два раза больше – два миллиона 800 тысяч.

Но сама по себе идея очень правильная, – прокомментировал глава государства.

– Мы за разнообразие инструментов на финансовом рынке и чтобы предприятия могли финансировать свою деятельность не только за счёт банковских кредитов, но и за счёт того, что привлекают средства на рынке капитала. Объём вложений в корпоративные облигации, в обычную облигацию действительно растёт. Если у нас банковский кредит на сегодняшний день – 63 триллиона в целом по корпоративным кредитам, то объём вложений в облигации только со стороны банков – 19 триллионов. Но над этим инструментом надо работать, потому что есть нерешённые вопросы.

По сути дела, предлагается такой гибрид – полукапитал-полудолг. Вроде бы идея привязать выплаты к выручке хорошая, но, предположим, компания в какие-то периоды попадает в сложную ситуацию, у неё растут затраты, она в убытках. Из чего она будет тогда платить этот гарантированный доход эмитенту ценных бумаг? Какие последствия наступят, если компания не сможет выплачивать этот долг? — сказала глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина.

– Я повторю только то, что сказал. Во-первых, мне кажется предложение интересным. — Во-вторых, нужно гарантировать соответствующим инвесторам-приобретателям их интересы. Но и государство должно подумать о себе, эти гарантии не должны быть слишком рискованными для него, – заявил в ответ Путин.

Письмо Деду Морозу

Выступавших было много, и каждый обращался к президенту с просьбами. Это выглядело как письмо к Деду Морозу. Президент никому не отказывал.

Вот некоторые просьбы и ответы главы государства.

– Просим вас продлить мораторий на привлечение к административной ответственности за валютные нарушения, связанные с санкциями, на 2024‒2025 годы. А на период действия моратория предусмотреть амнистию по нарушениям и не привлекать к ответственности компании задним числом, после окончания действия моратория. 

-Что касается валютного законодательства, моратория – согласен полностью.  Мы неоднократно обсуждали это и в правительстве, и с Центральным банком. Нужно многое поменять. Жизнь совсем уже другая. Нам атавизмы советского валютного законодательства ни к чему, хотя стабильность и возврат должны быть. Надо здесь поработать, другие, может быть, механизмы надо использовать. Во всяком случае, продлить мораторий точно нужно и ни в коем случае не допустить потом каких-то выплат со стороны бизнеса задним числом. Амнистии должны быть, полностью согласен, — сказал Путин.

– Просим разработать федеральный проект развития отечественного инжиниринга. Это важное звено при переходе на отечественные технологии.

– Когда иностранцы приходят, они, конечно, тащат всё своё. Почему? Потому что у них свой бизнес существует побочный, когда они от объёма затащенной сюда продукции различных отраслей получают доходы — они сидят там, в этом бизнесе, совместно. А наши инжиниринговые компании будут ориентироваться на наших производителей. Это, безусловно, комплексная программа, связанная с различными техническими требованиями и так далее. Над этим надо работать. Кроме Минпромторга, нужно подключать и другие ведомства. И такое поручение будет сформулировано, сказал президент.

– Хотелось бы попросить ввести квоты на ввоз в Российскую Федерацию средств защиты растений по импорту. Эта мера позволит поддержать наши предприятия.

– Я всегда за такие предложения. Но мы должны проработать это в профильных ведомствах, прежде всего в Минсельхозе, чтобы наши сельхозпроизводители не пострадали. Они разные, эти средства защиты, поэтому я обязательно с Дмитрием Николаевичем Патрушевым переговорю и с другими профильными ведомствами. Ваш вопрос не повиснет в воздухе, и, если действительно наши производители в состоянии всё сделать сами, мы найдём способ нашего взаимодействия с правилами ВТО, поддержим наших производителей.

…Разговор получился полезным и объёмным. Затронуто много вопросов, теперь у бизнеса появилась надежда на их скорейшее решение.

Материал подготовила Наталья Венценосцева

 

Читайте нас в Дзене, и Telegram

Представляем проект  “Объединяемся!” для предприятий МСБ.Найди покупателя, поставщика,инвестора!


Warning: Undefined variable $post in /var/www/u1836350/data/www/xn--d1alboegrg.xn--p1ai/wp-content/themes/newsup/inc/ansar/hooks/hook-index-main.php on line 117

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *