Отменить введенный в 1995-м запрет, который уже тогда был негативно оценён бизнесом, крайне необходимо именно сейчас — чтобы снизить давление на бизнес и сделать деятельность организаций более гибкой в условиях санкций.

Законопроект о послаблениях в части создания компаний-«матрешек» разработал Минюст.

Сейчас он проходит процедуру согласования с заинтересованными органами исполнительной власти.

Такая структура предполагает, что фирма А (акционерное общество — АО или общество с ограниченной ответственностью — ООО) может выступать единственным владельцем компании В, которая, в свою очередь, владеет 100% организации С.

В документе прописан ряд условий, при которых планируется разрешить работу таких сложных структур. В частности, компании-«матрешки» не могут быть под прямым или косвенным контролем иностранного юрлица.

Также для стопроцентного владельца предполагается ввести субсидиарную ответственность по долгам «матрешки».

Руководителем в разных компаниях структуры не должен выступать один и тот же человек.

При этом госорганы и органы местного самоуправления не вправе выступать участниками обществ, если иное не установлено федеральным законом.

Запрет на «матрешки» ввели в 1995-м, чтобы предотвратить злоупотребления со стороны головных компаний и уклонение их от ответственности.

В мае прошлого года Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) попросил власти полностью убрать запрет, поскольку он устарел. Идею поддержали в Минэке, а первый вице-премьер Андрей Белоусов говорил, что важно соблюсти фискальные интересы государства.

Однако, как заявил вице-президент по правовому регулированию и правоприменению РСПП Александр Варварин, в настоящее время прорабатывается вопрос не о полной отмене запрета, а о модернизации ограничений.

Впрочем, в бизнес-объединении считают, что упомянутые в нынешней версии законопроекта условия всё равно слишком жесткие, и рассчитывают найти компромисс по содержанию документа.

В другом бизнес-объединении, «Деловой России», иная точка зрения. Так выступают за полную отмену запрета.

  – За последний год из-за внешнего давления в стране сложилась непростая экономическая ситуация. В первую очередь от этого страдает бизнес, который вынужден справляться с санкционными ограничениями.

В таких условиях излишнее нормативное регулирование, в частности устаревшими и неработающими нормами, создает дополнительное давление на предпринимателей. Санкционные риски вынуждают компании создавать новые дочерние организации для обхода наложенных ограничений, а из-за запрета «матрешек» к этой процедуре приходится привлекать технического участника.

В результате вместо решения актуальных вопросов, бизнес занят обходом внутренних нормативных ограничений и несет связанные с этим издержки, – уверены в «Деловой  России».

В «Опоре России» считают, что запрет на сложные структуры владения выступает барьером, который ограничивает гибкость бизнеса в условиях санкций.

При этом новые послабления в объединении называют спорными, поскольку, например, вопросы субсидиарной ответственности и при действующем регулировании могут разбираться в процессе банкротства при наличии оснований.

Вместе с тем разрешение на создание компаний-«матрешек» не должно быть абсолютным, уверена заместитель председателя совета Торгово-промышленной палаты по финансово-промышленной и инвестиционной политике Юлия Приходина.

– Для такой структуры необходимо прописать детали регулирования: максимальное количество звеньев в цепочке, налоговое администрирование и отчетность, позволяющую видеть всех бенефициаров, ответственность по долгам. Иначе это грозит рисками, например, в части исполнения компаниями налоговых обязательств, отметила она.

При этом Юлия Приходина признает, что существующая формулировка закона провоцирует компании на поиск обходных путей.

– Бизнес вынужден идти на решения, нередко затратные, связанные с реорганизацией, либо он ищет номинального участника в целях выполнения требований закона. Это также может быть чревато — еще неизвестно, как в дальнейшем поведет себя такой участник, может, в итоге это приведет к парализации бизнеса, — пояснила она.

Между тем юристы отмечают, что обойти запрет всегда было элементарно. Для этого достаточно, чтобы в компании владельцами были два юридических лица, каждый из них, в свою очередь, может состоять из единственного участника (принадлежать единственной фирме).

А существующая информационная прозрачность и открытость ЕГРЮЛ позволяет легко установить конечного бенефициара, и налоговые органы отлично научились бороться с «дроблением» бизнеса даже при внешней независимости разных компаний.


Warning: Undefined variable $post in /var/www/u1836350/data/www/xn--d1alboegrg.xn--p1ai/wp-content/themes/newsup/inc/ansar/hooks/hook-index-main.php on line 117

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *