В рамках Недели российского бизнеса-2024 8 февраля состоялся Международный форум «Россия 2030 и новый мировой экономический порядок: ключевые факторы и роль бизнеса»

В мероприятии участвовали: министр экономического развития РФ Максим Решетников, зампредседателя правительства РФ Алексей Оверчук, президент РСПП Александр Шохин, член коллегии (министр) по торговле Евразийской экономической комиссии Андрей Слепнев, член коллегии (министр) по промышленности и АПК ЕЭК Гоар Барсегян, врио руководителя ФТС Руслан Давыдов, члены бюро правления РСПП.

Дискуссионная повестка включала следующие вопросы:

  • новая политико-экономическая модель мира
  • развитие интеграционных процессов в рамках ЕАЭС, СНГ и на пространстве Большой Евразии
  • международная торговля и роль ВЭД в достижении целей развития РФ до 2030 г. (глобализация vs регионализация, регулирование; ЗСТ+, барьеры, платежи, логистика, новые технологии).

Становится всё более очевидным: санкции значительно ускорили процессы по смещению экономического центра мира с Запада на Восток. Доля ЕС в товарообороте России после санкций снизилась более чем в 2 раза — с 36% до 15%, с дружественными странами выросла в 1,7 раза — с 46% до 77%.

— В прошлом году Россия достигла рекордных показателей взаимной торговли со странами ЕАЭС, Китаем, Индией, Египтом, ОАЭ, Бразилией, Сингапуром, Вьетнамом, Саудовской Аравией и другими,  Ещё два года назад доля доллара в структуре товарооборота занимала половину. Сейчас она в три раза меньше. Зато рубль наряду с валютами дружественных стран используется всё активнее. Для продолжения интеграции в мировую экономику наше правительство обновило стратегию ВЭД, и сегодня в числе основных задач мы видим формирование общего рынка для торговли и инвестиций. Объем рынка, который открыт для нашей страны в режиме свободной торговли товарами — 350 млн человек. Это и страны СНГ, и Сербия, –  с удовлетворением отметил Максим Решетников.

Заключены соглашения о свободной торговле с Вьетнамом, с Ираном. Всё это будет способствовать дополнительному росту товарооборота и— с удовлетворением отметил Максим Решетников. — распространению преференций более чем на 95% российского экспорта. Сейчас идут переговоры с Египтом и Индонезией. В 2024 году рассчитываем завершить переговоры с ОАЭ. За счёт расширения сети зон свободной торговли с этими странами планируем охватить рынок до 700 млн человек.

По словам Решетникова, с 65 странами у России действуют международные соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций. Сейчас ведётся работа над документами с Индией, Саудовской Аравией, Ираком, Оманом и Конго, вносятся поправки в действующее соглашение с Китаем.

— С мая 2022 года действует тарифная льгота для реализации инвестпроектов. Компании, реализующие проекты в таких отраслях, как транспорт, туризм, АПК, обрабатывающие производства, строительство, горнодобывающая промышленность, освобождаются от ввозной таможенной пошлины на высокотехнологичное оборудование, запчасти и комплектующие, сырье и материалы, которые не производятся в России, но нужны для реализации проектов. За счет этого российский бизнес уже сэкономил порядка 1 млрд рублей, – напомнил министр.

Остальные участники дискуссии сошлись во мнении, что финансовые санкции двойственно сказались на евразийской интеграции. С одной стороны, они форсировали: повышение доли расчетов в нацвалютах и отказ от доллара; использование собственной системы межбанковских расчетов; создание удобных условий для финансово-экономической деятельности экономическим агентам из России в других странах ЕАЭС.

С другой стороны, риски вторичных санкций сказались на интенсивности использования карт «Мир» и в целом на инвестиционном климате для партнеров, связанных с Россией. Да, появившиеся неудобства — имеются ввиду сложности с расчетами по российским картам за рубежом, с расчетами по экспортным поставкам; с финансовыми переводами для юрлиц с российскими «корнями» — нанесли ущерб отдельным экономическим агентам, но в масштабах всей экономики не стали критическими. Они сопоставимы с другими существенными отрицательными внешними шоками: военными расходами в период СВО, сокращением цен на энергоресурсы, спадом деловой активности в пандемию.

Несмотря на большой масштаб и широкую разноплановость финансовых санкций, российская экономика продолжает функционировать в новых условиях. У нашей страны с 2014 года накоплен не только санкционный стаж, но и опыт “выруливания” из патовых ситуаций. К тому же на руку сыграли сохраненные финансовые резервы, относительно высокие цены на экспортные сырьевые товары, диверсификация экспорта, высокий уровень развития собственной финансовой системы, считают эксперты.

Чтобы облегчить адаптацию к новым санкционным шокам, в Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) предложили создать универсальную платежную систему для стран-членов ЕАЭС и БРИКС. Она объединит национальные платежные системы Китая (Union Pay), Бразилии (Elo), Индии (RuPay), а также стран-членов ЕАЭС (системы «Мир» и «Белкарт»). Также планируется создать общее биржевое пространство.

Конечно, в этом контексте закономерно прозвучало слово “дедолларизация”. Страны ЕАЭС начали работу по снижению доли доллара во взаимных расчетах еще до введения санкций 2022 г. В 2021-2023 гг. доля расчетов в нацвалютах ЕАЭС выросла с 74% до 90% (для сравнения — в 2013 г. этот показатель составлял 63%). В 2022 г. взаимные расчеты осуществлялись в основном в российских рублях (71,5%), долларах (более 25%), казахских тенге (1,4%) и белорусских рублях (0,2%). Переход на расчеты в национальных валютах осложняется высокой волатильностью валют ЕАЭС, а также привязкой торговых цен к долларовым. При такой схеме необходимо выполнять двойную конвертацию курсов.

Похожие сложности возникли и в расчетах с Индией. При оплате за поставки энергоресурсов индийскими рупиями встает вопрос о том, что можно закупить в таком количестве на рупии без ущерба для внутреннего производства. Выход экономисты видят в более длинных схемах, частично бартерных — это даст возможность проводить взаимозачеты рупиями с другими странами, импортирующими различные товары из Индии и поставляющими какую-либо продукцию в Россию.

В целом же, по оценкам МВФ и Всемирного банка, в 2024 году рост мирового ВВП может замедлиться до 2,4% с 3%, а в развитых экономиках до 1,2% с 1,6%.

— Мировая экономика восстановилась к допандемийному периоду. Но рост протекционизма, в том числе и под видом санкций, может привести к ее замедлению, — резюмировал Решетников.

Константин Марков.

 


Warning: Undefined variable $post in /var/www/u1836350/data/www/xn--d1alboegrg.xn--p1ai/wp-content/themes/newsup/inc/ansar/hooks/hook-index-main.php on line 117